Заблудшая душа, скорее погрузись в неведомый, волшебный мир warrior cats: lost souls. Новый каноничный форум, посвящённый котам-воителям, торжественно открывает свои двери. Тем, кто собирается вступать в игру в течение недели со дня открытия, разрешается подавать анкету по упрощённому шаблону.
Здесь будут понравившиеся игрокам цитаты из игровых постов. Спешите поделиться ими здесь.

У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

cw: lost souls

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw: lost souls » Границы » Гроза / Ветер


Гроза / Ветер

Сообщений 1 страница 6 из 6

1


Границей племени свободных ветров и племени густых рощ является место, где густой лес резко обрывается, и тут же расстилается бескрайняя пустошь.


0

2

начало игры.

Обнаженные, словно обожженные холодом, ветки деревьев темнели на фоне светлого, сероватого неба пустоши, простирающейся сразу за лесом. Ветерок, пробравшийся в замерший лес, неприятно холодил шкуру, а под лапами то и дело предательски похрустывала подмерзшая земля. Ритмичный звук, сопровождавший внезапно неуклюжие шаги, отдавался в голове тревожным эхом опасности. Нет, я не боюсь внезапной встречи с незнакомцем: все-таки органы чувств еще на месте, да и вряд ли в таком прозрачном лесу я могу проглядеть сородичей, и все же было тревожно: непривычно громкие звуки собственных шагов не дают никакого шанса на незаметное путешествие. Черт побери, да самая глухая в мире мышь и самая домашняя киса не смогут не заметить такого шума!

Досадливо поморщившись, я нервно отряхнулся и остановился. Так дело не пойдет. Не дале как вчера утром мы с братцем поспорили, кто же из нас лучший охотник, дали друг другу три дня и три ночи, как говориться, и решили, что принесший по истечении срока меньше всего добычи, ест на спор мох с мышиной желчью. Не то что бы мне улыбалась перспектива жрать эту дрянь, но еще меньше мне хотелось проигрывать брату, и слышать по том во век, как он меня в охоте обошел. В общем забавы - забавами, шутки - шутками, а вот во чтобы то ни стало надо было мне братика перещеголять. И судя по тому, как неудачно складывалась охота со вчерашнего вечера, предки явно решили побыть на стороне рыжего засранца. Меня же, другого рыжего засранца, они послали далеко в пень и вроде как не сильно беспокоились за мое здоровье. Во всяком случае такой вывод я сделал еще вчера, когда злополучная белка выскочила прямо из моих лап, а в погоне за мышкой я умудрился наступить на острющую колючку, и весь остаток дня хромал, как подбитый.

Сегодня же еще с утра, когда мы с Солнечным расставались у лагеря, я понял, что день для охоты из ряда вон плох. Ночью основательно подморозило, и влажная до этого земля покрылась тонким льдом, который отвратительно хрустел под лапами тяжелых котов. А что еще добавляло шарму и проблем охоте в сезон Голых деревьев - так это рыжая шерсть, с еще более рыжими полосами по всему телу. Вот уж что зимой выглядело словно оживший огонь. И, может, могло выглядеть также романтично, как звучать, но у меня больше желания было изваляться в мышином дерьме - чем распугивать одной своей шкурой всю лесную дичь. Одно радовало и приносило удовлетворение: брат как две капли воды похож на меня, а значит шансы у нас вполне одинаковые.


Внезапно размышления прервал еле слышный шорох. Мышцы инстинктивно налились кровью, в ожидании любого движения, я напряг слух и приоткрыл пасть, чтобы лучше ощущать запахи. Заблестевший в азарте и предвкушении взгляд говорил только об одном: тут, прямо в корнях ближайшего дерева копошится маленький серый обед - мышь. Что это маленькое создание забыло в такой холодный день на мерзлой земле - непонятно, но две вещи мне были очевидны: эта мышатинка будет сегодня моей и я имею на нее полное моральное право, хоть и граница с племенем Ветра совсем не далеко, это все еще наша территория, и ни один тощий длиннолап Ветра не отберет добычу у меня.

Бесшумно припав к земле, я медленно, словно время стало идти вдвое спокойнее, пополз к серой, так аппетитно пахнущей, малютке. Она была на удивление хоорша для этого времени года: такая жирненькая, сочная. Одним видом своим заставляет захлебнуться в собственной слюне. Еще раз принюхавшись, я понял, что удача на сей раз на моей стороне: ветер, даже не думавший меняться, дул в мою сторону, унося мой запрах далеко в пустошь. А мышь, казалось, так была занята своим важным делом, что даже не подозревала о крадущейся опасности. Еще шаг… у серого зверька не было шансов, в один прыжок я мог одолеть расстояние и прижать заветный трофей к земле, но тут какая-то совсем незаметная льдинка под лапой разломилась, по лесу разнесся резкий хруст, почти оглушающий в образовавшейся тишине охоты. Мышка, опомнившись и осознав опасность, со скоростью тени исчезла в какой-то дырке в корнях деревьев, и словно ее и не было.

Яростное и очень раздосадованное шипение вырвалось из уст, чертова земля! С утра я проклинал на потеху брату замерзшую твердь, но теперь лишился трофея! Недовольно дергая хвостом, я сел на холодную землю и прикрыл глаза. Может быть такое, что превосходный охотник уже второй день остается без добычи? Нет, это какой-то вздор, не иначе. Все это соревнование с братом - один сплошной вздор. Когда мы вообще соревновались друг с другом? Мы же всегда были за одно: подкалывали вместе друзей и совали носы туда, куда не надо. И все только вместе... Сегодня же вечером поговорю с ним про это и закончим все эти состязания. У меня из-за них охота не идет! Я недовольно хмыкнул, поднялся, и уже совершенно забыв про тишину и аккуратность, медленно, словно специально задевая каждую ветку лапой, и производя какой-то невероятный шум, побрел вдоль границы с племенем Ветра, не надеясь уже поймать хоть что-то.

Отредактировано Отблеск (Вторник, 12 февраля 00:01:04)

+2

3

НАЧАЛО ИГРЫ

Бросили кубики: Арена на охоту

Зима, как всегда, выдается суровой. Лишь время от времени солнцу удается пробиться сквозь густые сизые тучи, несущие в себе массы еще не выпавшего снега. И стоит только погоде немножко разыграться, как потревоженные тучи, словно испуганная стая птиц, растеряют все свои снежинки как перья, скрыв сухопутных обитателей под белоснежной пеленой. Не всегда такой роскошный ковер может согреть, но любой, кому ведома особая техника, способен извлечь из этого выгоду для себя. А все потому, что ему любым способом, во что бы то ни стало, необходимо сохранить себе жизнь и дожить до следующего утра, чтобы насладиться прекрасным рассветом.
Я (автор) - единственный здравый смысл нашего героя, который тем временем вальяжно, но не совсем аккуратно, вышагивал по снегу, то и дело утопая в сугробах через каждые три шага. И если бы не я, то, вероятно, этот, некогда маленький и черный комок шерсти с зелеными глазками-бусинками, никогда бы больше не подумал о следующем дне и о том, чем ему предстоит тогда заняться. Хотя его кормилица, казалось, знала, что котику нужно, лучше его самого. Но я все время стараюсь доказать ему обратное.
Скажи, как давно ты последний раз ел? - задал я мысленный вопрос Чертяге. - Тебе бы еще не помешало раскопать себе нору в снегу. Наверняка уже забыл, где оставил свое предыдущее убежище. Неудивительно, ведь ты все время витаешь где-то в облаках. Спустись уже на землю, как это делает снег.
Чертяга остановился. Мысль показалась ему действительно здравой. Конечно, ведь я и есть здравый смысл, вместе с этим и его совесть. Однако, Чертяге, твердо убежденному в том, что он знает, как правильно следует поступать в той или иной ситуации, все видится совсем в другом свете. Он считает меня своим внутренним чертенком, который не дает ему спокойно жить. И как тут после такого не обижаться?
Нет, я отлично помню все места, где уже побывал. Я давно знаю местность, ведь я здесь живу и скрываюсь каждый день. - Чертяга вновь был со мной не согласен, а при таких условиях ни о какой гармонии и речи быть не может. В этом и заключается его двойственность.
Как бы там ни было, про еду он ничего не ответил. А значит пришло время подтолкнуть его к началу охоты. И о, удача, Чертяга обратил внимание на выскочившую из-под корней мышь, которая при виде черного кота припустила бежать еще быстрее. Из-за этого Чертяга не успел вовремя соориентироваться и преградить ей дорогу, а потому мышь улизнула.
Что-то еще ее напугало. Возможно, стоит проверить, что именно. - подумал Чертяга.
На его месте я бы не стал этого делать. Ведь Паутина этого не одобрит. Хорошо, что ей до сих пор неизвестны все его вылазки и взаимодействия с другими котами, с кошками, с другими животными, да еще и с двуногими в придачу.
Чертяга выглянул из-за дерева и встретился взглядом с рыжим котом. Запах подсказывал, что тот был племенной. И похоже, что из Грозового.
Разве мама не учила тебя близко к границам племен не подходить? - возник вопрос.
Но Чертяга не удосужился потрудиться ответить на него. Его любопытство в этот раз опять оказалось сильнее здравого смысла.

+3

4

Раздосадованный донельзя, я недовольно и безумно медленно перебирал лапами вдоль границы с племенем Ветра, правда держась все-таки на некотором расстоянии от самой границы: не хватало еще для полного счастья встретить этих долговязых. Последняя встреча запомнилась каким-то поразительным недружелюбием со стороны соседей и совершенным их нежеланием нормально общаться. Они почему-то оказались не совсем в восторге от колкого замечания, что соседство с длинноухими не идет им на пользу, и они слишком много принимают от своей пищи... Ответом на это, помнится, было лестное обещание содрать рыжие шкурки с меня и брата, и дело чуть не кончилось перепалкой, но за нас вступились старшие воители, и, объяснив соседям, что мы с братцем всего-лишь шутим и "больше так не будем", серьезно?!, заставили всех разойтись. Ну и пусть катятся. Недовольно поведя ушами, словно прогоняя назойливые воспоминания, я внезапно замер на месте. Что за черт?

Приоткрыв пасть, втягиваю в себя побольше воздуха. Нет, не показалось. В нос отчетливо ударил едкий кошачий запах. И, в чем точно могу себе поклясться, запах это не котов Ветра. Он вообще не принадлежал ни одному из племен: кот, скрывавшийся где-то за деревьями прямо передо мной, вероятно был одиночкой. С каких это пор дрянные странники лазают по территории племен? Сколько себя помню, эти коты как могли сторонились границ, ошиваясь где-то около гнезд двуногих, особенно в сезон Голых Деревьев. И какого лешего именно сейчас кому-то пришла в его дырявую голову чудесная идея погулять по лесу грозовых котов? У нас и так дичи зимой с натяжкой, племя бы прокормить, а тут еще это.

Поднявшаяся на загривке шерсть и напряженно мечущийся из стороны в сторону хвост говорили о явном напряжении, плавно перетекающим в раздражение: тут в голову случайно закралась мысль, что провороненная мышка - вовсе не вина неуклюжести или невнимательности, а просто серая чертовка учуяла запах другого хищника и ускользнула. Мда, в чем был мой талант - так это в умении находить отговорки к любому промаху. И хоть понятен был весь абсурд выдуманной, почти кансперологической теории, верить в нее охотно верилось, и оттого раздражение хлынуло по венам с двойной силой. Вот сейчас попляшет у меня этакий вредитель, будет еще кто-то потом посягать на мои охотничьи возможности, из-за какого-то полудурка!

Кажется, немного увлекшись бурными размышлениями и сладким осознанием успешного списывания своей вины на чужие плечи, я даже не отметил для себя того факта, что незримый напарник по охоте уже тоже в курсе моего присутствия. И не только в курсе, но еще и явно быстрее соображая и двигаясь, вот он, стоит прямо за деревом. Отделяет нас друг от друга пара прыжков, и незнакомец пялит прямо мне в глаза. Ладно, не пялит, а рассматривает и выказывает все признаки настороженности и осторожности. И мне бы стоило тоже вести себя аккуратно, но, как обычно подаваясь непонятным веяниям госпожи тупости, да и вполне осознавая, что с такой рыжей шкурой меня разве что слепой не увидит, я сделал пару шагов из-за дерева, и предстал перед незнакомцем во всей своей красе. Не хватало для пущего вида разве что поющих кошек вокруг и света Предков из моих глаз. Ладно, что-то меня понесло…

- Ну здравствуй, злостный нарушитель границ Грозового племени! - передо мной стоял кот. Вот просто кот: не крупный, черный и с жутко пронзительным взглядом зеленых глаз. Честно говоря, он хоть и не выглядел особо дружелюбно и вообще-то подлежал немедленному удалению с территории и подробным объяснением, почему не стоит совать свой черный нос на земли грозовых котов, и чем ему это грозит, и хотя он уже и был названной причиной неудачи на охоте, мне почему-то ни сколько не хотелось надирать ему зад, и вообще где-то внутри просыпался живенький такой интерес: откуда это и кого к нам занесло.
- Хэй, ты кто и че забыл у нас тут, приятель? Нос заложило, меток не чувствуешь?

Отредактировано Отблеск (Вторник, 12 февраля 23:35:56)

+4

5

начало игры
Тихо, словно крадясь не на собственные границы, а на чужие, Подсолнух семенил к краям грозовых территорий, аккуратно и внимательно внюхиваясь и в метки, которыми были тут усеяны все кусты и деревья куда чаще, чем на остальных землях, и в запахи, которые доносил ветер с самых-самых границ. Полосатый-то сам уже знал, что Отблеск сам там, поэтому и нёс ему подарок: еловую веточку, ощутимо затёкшую смолой. Он, честно, собирался найти брата с пустыми зубами и лапами, но ветку нашёл по пути случайно, а потому и решил взять с собой, раз было по пути - похвастаться перед Отблеском, показать, что нашёл. Нести её было не удобно, да и волочить нельзя: перестанет липнуть, потеряет вид. Так что Подсолнух старательно нёс ветку на весу, пока не увидел у краёв земель племени хвост своего брата.
Подходя к Отблеску с левого боку и не скрывая уже ни себя, ни своих планов, вместо приветственного урчания Подсолнух закинул липкую ветку брату на затылок - подержи, мол.
- Будешь считать одиночек на границах, как ворон на небе, - подал голос кот, - Самого в ветки зароют, - не стесняясь одиночку, полосатый усмехнулся.
Вряд ли то, что у Подсолнуха страх перед чужаками и бродягами почти что всегда отсутствовал, имело смысл списывать на нарушенные инстинкты или что-то такое: скорее, рыжий напросто абсолютно не видел смысла пыжится с крайних меток своего племени и рвать и метать первым, если это, так-то, вообще никому не надо. Кот ещё не успел рассмотреть одиночку, но и слухом, и обонянием давно понял, что гость был тут один. ну а он-то уже здесь, как минимум, с Отблеском, и что им один новый знакомый - угроза? Едва ли, два ж на одного ну никак не перевесит не на их сторону, ну, может, только если бы наш герой сомневался в силах своих или брата. (сомнения Подсолнуху не знакомы в принципе)
Не уделяя такому странному приветствию особенно много времени, Подсолнух, стряхнув и с себя те лесные дары, которые успели напасть на его шерсть за дорогу, повернулся мордой к тому, с кем тут общался Отблеск: перед нашим героем стоят обычный чёрный кот. Стоял, к тому же, совсем-совсем один, а с морды был какой-то не злой, нормальный. Подсолнуху даже захотелось с ним пообщаться.
- Ну привет, друг, - поздоровался с одиночкой Подсолнух. Наверное, тут был тот редкий момент, когда он не впрямь назвал друга - другом, но уверенно желал сохранять добрый настрой и такую же, непринуждённую, добрую морду.
Уперевшись своим взглядом в зелёные глазоньки одиночки, Подсолнух продолжил разговор:
- Ты пришёл на соревнования, верно? - в прежнем дружелюбном тоне продолжил полосатый, - Ну, эти, наши, знаменитые... На место почётного кота всех лесов? Сохраняя серьёзную морду, Подсолнух только краем глаза успел стрельнуть в сторону брата, не имея должной подготовки под только что, на ходу зародившийся план, после чего вернулся к чужаку так, словно даже не пытался отвлечься.
Подходить слишком близко кот не хотел: запах чужих ему совсем не нравился, и каждый раз Подсолнух даже опасался им провонять, но стоял достаточно рядом, чтобы чётко видеть морду чужака: черношкурую и не чрезмерно внушительную, силёнок, казалось, в этом коте было точно не больше, чем в каждом третьем, и от этого Подсолнуху не виделось нужным ни вздирать хвост, ни пушить загривок. Ровно стоя на лапах, полосатый, как и брат, стал дожидаться ответа черношкурого.

+3

6

--> начало игры
Чертополох летел сквозь ветровые степи огромными прыжками , с яростной силой отталкиваясь лапами от земли, да так, что когти его чуть не ломались под таким напором. И чтоб я еще хоть раз в жизни посмел влюбиться, открыть кому-то своё жалкое глупое сердце! Его растопчут, оплюют и забудут, а это самое страшное, забудут и отвернутся, будто бы никогда не было ни меня, ни моего глупого жалкого сердца... И всё из-за какой-то чепухи, нет, ну неужели и правда можно разлюбить кота только потому, что он, простите, пожрал чуть раньше дозволенного? И как она могла только подумать о нём то, что сказала!
Эти слова, брошенные ему с такой брезгливостью и отвращением, зудели у него за глазами, нагло выпрыгивая и мельтеша едкими яркими образами. Как ты посмел! А как ты посмела? Посмела обо мне думать Так, бросаться такими словами, словно я враг, предатель, словно я своими лапами отнимал у котят и старейшин пищу. Ведь я любил тебя, а ты, ты так легко отвернулась от меня, словно я отравленная дичь, будто нету у меня души и словно между нами никогда ничего не было! Ты будто разувидела меня, забыла в миг всё, все те моменты, что мы были вместе и терпели, переживали боль, дрались бок о бок со смертельным врагом, мы вместе молчали каждый думая о своём, но чувствуя это родное тело рядом. А ты забыла. Нет, ты не могла, это не так просто - забыть... Но было ли все это наяву так же, как я это являлось пред моими глазами? Неужели всё это помню лишь я сам?  А то , что я видел в тебе, то родное и тёплое, понимающее, неужели это было лишь иллюзией, которую я сам придумал? Я влюбился сам в... Себя? В созданную собой тебя? Но что же тогда ты? И почему так легко рассыпалась моя иллюзия, если мы столько с нею перетерпели и пережили? Так просто, как лавина, - только один неверный шаг, и всё обрушится за считанные минуты, всё, что насыпалось, нарастало десятилетиями.
Её мордашка стояла у него перед глазами, полная отвращения и презрения, и он насильно пытался вызывать у себя об ней те тёплые воспоминания: как когда-то он, от страха весь дрожа, зализывал её раны, как он переживал за неё, а она переживала за него, как она смотрела на него тогда, и улыбалась - искренне, а звонко как смеялась вместе с ним над одними и теми же глупостями, как они бегали, резвились, разрезая ветер молодыми сильными телами, и так легко им было пророчить хорошее будущее.
И все развалилось. За секунду. Он даже и не мог подозревать, что так легко, как щелчок, она сможет поменять о нём своё мнение, и что будет когда-либо, после всего, что они пережили, смотреть на него такими глазами. О нет, что-то поменялось. Это больше была не она.
Я должен оставить те воспоминания и отделить их чертой от того, что случилось сейчас. То, что было раньше - было с другой кошкой. Ему было проще так думать. Его складу ума невозможно было понять, что стало причиной такой резкой перемены. Он бы никогда не смог отвернуться от кого-то из-за простой оплошности, не смог бы за момент сменить добрую, искреннюю - а он верил в это, - улыбку гримасой презрения. Не смог бы унизить настолько сильно родного друга и товарища, с которым они столько пережили, - если для неё это было хоть на мышиный хвостик ценно.
Ведь даже ни на миг он не заметил в ней тогда живого чувства, когда она обернулась к нему. Он не заметил ни какой-то попытки понять его, принять его точку зрения, допустить, что он, быть может, в какой-то степени прав. Ничего этого не было. Она просто... просто бросила ему в лицо это наказание, будто он для неё и гроша не стоил, ни он, ни его мнение, будто не заслужил за свою жизнь хоть каплю понимания от неё, да хотя бы попытку, маленькую попыточку понять.
Возможно, то был удобный момент для неё избавиться от его назойливого взгляда, возможно, слишком открыто показывающего его отношение к ней. Но ведь он сам держался на расстоянии от неё, к чему тогда так избавляться, сухо и безжалостно? Может, мысль о том, что они когда-то смогут быть вместе, была ей настолько отвратительна, что она решила отрезать её на корню. Она достаточно хорошо знала его пылкий характер и то, как повлияют на него те слова. Он был в этом уверен. И всё же он не мог перестать терзаться.
Запыхавшись, наконец, весь вспотевши, Чертополох опрокинулся на заснеженную землю, сквозь которую торчали сухие палочки степных кустов. Он закопался горячим лбом в снег, зажмурив глаза, и тихонько засмеялся.

Отредактировано Чертополох (Пятница, 15 марта 18:01:17)

+1


Вы здесь » cw: lost souls » Границы » Гроза / Ветер